Кассы театра: (347) 272-35-33(347) 273-70-52
Помним, почитаем…

Зайтуна Бикбулатова (1908-1992)

Одна улыбка Бикбулатовой — целое откровение

Народная артистка СССР. Сейчас таких званий уже не дают, давно нет на карте мира и страны, которая награждала своих особо отличившихся, всеми любимых и узнаваемых артистов. А вот имена и неистребимое уважение к «народным» до сих пор остались. Ведь это Олег Борисов, Элина Быстрицкая, Галина Вишневская, Олег Ефремов… Такое звание предполагало безупречное классическое образование, поистине всеобщую известность, сильно отличающуюся от дешевой популярности нынешних звездочек. И, конечно, талант, позволяющий с одинаковым блеском исполнять роли любого амплуа: от нежной, женственной Дездемоны до исполненной глубокого трагизма роли Кручининой, от отчаянной Любки Шевцовой до отличающейся тонким психологизмом роли Танкабики в спектакле по пьесе Мустая Карима «В ночь лунного затмения». Все это о ней, Зайтуне Бикбулатовой, народной артистке СССР, заслуженной артистке России и Башкортостана, лауреате Государственной премии РСФСР имени Константина Станиславского и премии БАССР имени Салавата Юлаева, отмеченной орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета».

Вроде бы, столь богатый перечень званий и наград предполагает счастливую актерскую судьбу: обласкана начальством, не обойдена ролями, любима зрителями. Да так, кажется, все и начиналось: многодетная семья из деревни Сафарово Чишминского района. Родители в таких семьях, не ропща на многочисленность нарождающихся детей, удивительно чутко прислушиваются к музыке души, звенящей в сердце каждого ребенка, деликатно нащупывая ту тонкую ниточку, что будет вести чадушко по дороге жизни без сомнения и оглядки. Так ни слова не сказали они против желания юной Зайтуны учиться на актрису. Остается только гадать — откуда у деревенской девушки появилось стремление посвятить себя волшебному искусству перевоплощения, почему потянулась она к не во сне ли приснившимся огням высокой сцены?

В 1922 году в столице молодой республики Уфе театру отдали Дворец — дворец труда и искусства (ныне театр оперы и балета, где попеременно с русскими коллективами ставил свои спектакли Башкирский государственный театр. Он как никогда нуждался в тех, кто со сцены должен был повелевать умами и будоражить воображение зрителей. Поэтому в 1926 году в Башкирском техникуме искусств открылось театральное отделение. Туда и поступила никому еще не известная Зайтуна из деревни Сафарово. Но неизвестной она оставалась недолго.

Уже первокурсницей Зайтуна Бикбулатова выступила в роли Гульгайши в пьесе Мухаметши Бурангулова «Башкирская свадьба» и была не только замечена зрителями, но и обласкана критиками. 5 июня 1927 года в рецензии, опубликованной в газете «Башкортостан», отметили Игру юной дебютантки: «Держалась на сцене очень уверенно, сумела художественно воплотить поведение, привычное для сельских детей». На третьем курсе началась уже классика, «Без вины виноватые» Александра Островского. А в 1930 году Зайтуну Бикбулатову вместе с другими выпускниками приняли в труппу Башкирского государственного театра драмы. И самой яркой звездой сцены стала именно она, деревенская девочка из многодетной семьи.
До преклонных лет Зайтуна Исламовна была прежде всего Женщиной. Прекрасной, полной неразгаданной прелести и достоинства. Даже в магазин она не позволяла себе выходить без прически и макияжа. Может быть, поэтому около двадцати лет башкирская сцена не знала другой Дездемоны — почти небывалый случай в жизни артиста.

Но… оборвалась счастливая полоса жизни у совсем еще молоденькой Зайтуны — ее ждала новая, совсем неожиданная горькая роль — жены врага народа. Ее муж, режиссер Макарим Магадеев, «художник-искатель», «мастер-новатор», «реформатор башкирской сцены» (на эти эпитеты не скупилась осмелевшая во время оттепели пресса), а для Зайтуны еще и нежный, безумно ревнующий Отелло, был арестован, а потом расстрелян. Тогда черной глухой стеной встало страшное, гаденькое слово — «предательство». Кто-то из бывших друзей, возможно, искренне верил в то, что Макарим втайне вынашивал злобные планы. И от этого молодой матери с маленьким сыном на руках было еще тяжелее. Ее, любимицу публики, незаменимую Аркадину, Луизу, Лауренсию, даже не пускали на порог театра.

Вернувшись на сцену, Зайтуне Бикбулатовой пришлось создавать себя заново, по кусочкам собирая рассыпавшуюся в прах мозаику счастливой жизни. В годы Великой Отечественной войны она выступала перед солдатами Башкирской кавалерийской дивизии. Может быть, поэтому так удалась ей роль отчаянной Любки Шевцовой из инсценировки по роману Александра Фадеева «Молодая гвардия» и Марьям в «Битве» Кирея Мэргена.

Есть актрисы, работающие вне какого-либо амплуа, существующие как бы над ним. Им одинаково доступны образы простых женщин, обремененных семьями и заботами, изнеженных аристократок, отравленных войной солдаток и созданных повелевать королев. Они — вне времени, пространства и обстоятельств. Такой была Зайтуна Исламовна Бикбулатова. Врожденная интеллигентность, чистая эмоциональность, сочетающаяся с глубоким психологизмом, — в ее характере, манере игры все сложилось для того, чтобы ей верили безоговорочно, без оглядки, не сомневаясь.

Зайтуна Исламовна была хороша во всех ролях, но, пожалуй, наибольший успех выпал на ее долю, когда актриса играла а спектаклях, поставленных по произведениям народного поэта республики Мустая Карима. Их творческая судьба шла рука об руку. Гульшат — «Свадьба продолжается»; Мастура — «Неспетая песня»; Туктабика — «Похищение девушки», Зульхабира  — «Страна Айгуль». А за яркое воплощение на сцене образа Танкабики («В ночь лунного затмения») в 1967 году Бикбулатова была удостоена Государственной премии РСФСР имени Константина Станиславского. В 1976 году республиканская премия имени Салавата Юлаева была присуждена актрисе за роль Бибисары в пьесе Асхата Мирзагитова «Матери ждут сыновей».

Замечательная башкирская балерина Гузель Сулейманова, в силу профессии, думается, привыкшая выражать свои чувства зрительными образами, так поэтично охарактеризовала игру актрисы: «Я поражаюсь и, видимо, всегда буду восхищаться не только глубиной перевоплощения Бикбулатовой, но, пожалуй, прежде всего ее актерской техникой, той завершенной точной формой, в которую отливается ее вдохновение.

Одна улыбка Бикбулатовой — это целое откровение…›.

Только трем женщинам Башкортостана было присвоено звание народной артистки СССР: Гюлли Мубаряковой, артистке балета Зайтуне Насретдиновой и  Зайтуне Бикбулатовой.

Недаром темною стезей

К Театру шла, с судьбою споря,

Здесь мир увидела иной.

И здесь нашлась

                         счастливейшая доля.

 

Елена ШАРОВА.

 

«Седые волосы моей матери» А.М.Мирзагитова — Зайтуна Бикбулатова и Ильшат Юмагулов.

 

В роли Эмилии («Муса Джалиль» Н.Исанбета)

 

 

Фото из архива театра.

 

Комментарии читателей статьи "Зайтуна Бикбулатова (1908-1992)"

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *