Кассы театра: (347) 272-35-33(347) 273-70-52
Помним, почитаем…

Фахреев Хай Гимадиевич (1929—1991)

Он мог сыграть и Отелло

Хай Гимадиевич родился в деревне Янгурча Стерлибашевского района. Энергичный одаренный парень в 1947 году поступил сразу на второй курс театрального отделения Башкирского государственного художественно-театрального училища и спустя четыре года пришел работать в Салаватский государственный башкирский драматический театр. А с 1970-го родной становится сцена Башкирского государственного академического театра драмы имени Мажита Гафури, где полностью раскрылся талант Фахриева.

Его работы всегда продуманные, завершенные, а созданные образы — яркие и индивидуальные. Достаточно взять наугад несколько фотографий, сделанных на спектаклях (эти снимки хранятся в театральном архиве), чтобы еще раз убедиться: творческий диапазон актера поразителен. Московские критики писали, например, что Хай Фахриев — актер, способный достаточно сыграть шекспировских Ричарда III и Отелло.

Амплуа как такового у актера не было. Ему оказалась подвластны как бытовые, так и трагедийные образы, как острохарактерные, так и комедийные, даже гротесковые. В одной и той же роли он умел быть одновременно смешным и трогательным (Карим бай в «Башмачках» Хабибуллы Ибрагимова), нелепым и драматичным (Галяви в «Тальянке» Габдуллы Ахметшина).

В каждой роли Хай Фахриев мастерски вел психологическую линию. Его герои всегда воспринимались как люди, которым доступна широчайшая гамма человеческих чувств. Но за непосредственностью и кажущейся легкостью исполнения роли стояли не только талант и жизненная мудрость актера, но и колоссальная работа над собой. Он всегда стремился к углубленной характеристике персонажей, проработке мельчайших деталей характера. С новой стороны актер раскрыл и преподнес зрителю известный образ Бадри в спектакле «Галиябану» по пьесе Мирхайдара Файзи. Другой колоритнейший образ, созданный Хаем Фахриевым, — Лев Радионыч Краснов в спектакле «Грех да беда на кого не живет» Островского. В этой роли актер мастерски передал смятение и душевную драму персонажа.

Даже глаза у его героев разные: вдумчивые у Мотыйгула («Затейник» Рафаэля Сафина), полные боли у Хамзина («Соловьи прилетели» Ильдара Юзеева — Лека Валеева), мудрые у Замана («Дуга с колокольчиками» Назара Наджми), измученные и усталые у Гильмияра («Матери ждут сыновей» Асхата Мирзагитова)… но главная  сила актера Хая Фахриева — в его полном внутреннем перевоплощении. Его герои любят, страдают, веселятся, негодуют, совершают благодарные или неблагодарные поступки, но это всегда живые люди, а не ходячие схемы.

Обладая уникальным дарованием и редким по силе темпераментом, Хай Фахриев в любом спектакле  производил на зал неизгладимое впечатление. Особенно полюбились башкирскому зрителю в его исполнении такие роли, как Дервиш, Ягафар Муратшин и Ярулла  в спектаклях по произведениям Мустая Карима «В ночь лунного затмения» «Страна Айгуль», «И судьба — не судьба», Галяви в «Тальянке» Габдуллы Ахметшина, Абдуляй в «Свояках» Ибрагима Абдуллина, Ленин в «Красном паше» Нажипа Асанбаева, Ахмед в «Чудаке» Назыма Хикмета, Нариман в «Судьбах, избранных нами» Туфана Миннулина.

Заман Альмахов в исполнении Хая Фахриева (спектакль «Дуга с колокольчиками» по пьесе Назара Наджми) — это человек, который  в принципе не признает трусость, двуличие, измену самому себе. Чуткий, отзывчивый и доброжелательный, Заман — просто положительный герой, но носитель лучших нравственных начал. Таким зритель знает и помнит самого Хая Гимадиевича.

Эльвира Мухутдинова.

 

Комментарии читателей статьи "Фахреев Хай Гимадиевич (1929—1991)"

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *