Кассы театра: (347) 272-35-33(347) 273-70-52

Поклонимся великим тем годам

Тема войны дорога каждому из нас. В стране нет человека, чьей семьи, родных и близких людей не коснулось бы военное лихолетье. В канун великого праздника — 74-летия Победы — мы начинаем публикацию воспоминаний работников нашего театра о тех, чьими силами, мужеством и упорством она ковалась.

 

О деде — САГИТЕ ФАЙЗУЛЛОВИЧЕ ФАЙЗУЛЛИНЕ рассказывает исполняющий обязанности директора театра ИРШАТ ФАЙЗУЛЛИН

«Всем известно, что Великая Отечественная Война унесла миллионы жизней. Чтобы защитить Отечество многие не дожидались повесток — уходили добровольцами. Они были готовы отдать жизнь за свих родных и будущее своей Родины.
Среди множества таких людей был и мой дед — Сагит Файзуллович Файзуллин. Он родился 1906 году в семье крестьян. В возрасте шести лет остался без отца и матери, а когда уходил на войну, уже имел семью: жену, трех дочерей и сына. Прошел всю войну и вернулся домой 1945 году. Был награжден медалью «За отвагу» и в дальнейшем — шестью юбилейными медалями Вооруженных сил СССР.
После войны дед вернулся в колхоз и долгие годы работал там. За самоотверженный труд был награжден медалью «За освоение целинных земель». Он прожил долгую, трудную, но счастливую жизнь. С бабушкой Набирой дед вырастил семерых детей, успел порадоваться внукам и правнукам. Умер в 1995 году».

 

 

 

 

 

 

Об отце — ХАНОВЕ ЗАКИРЬЯНЕ ХАНОВИЧЕ рассказывает заслуженный артист России, народный артист Башкортостана, Лауреат Гос. премии Республики Башкортостан имени Салавата Юлаева, Гос. премии Российской Федерации в области литературы и искусства, обладатель Ордена Салавата Юлаева ОЛЕГ ХАНОВ.

отец_ОЗ_Ханова_

Мой отец — уроженец деревни Лагерево (Салаватский район) Котлоахметханов Закирьян Ханович — ещё в школьные годы «укоротил» свою длинную фамилию. Она не вмещалась в строку журнала, и тогда он стал именоваться Хановым. Военные годы застали его на Восточном фронте. Отца призвали в армию в 1938 году. А когда началась война, он был в резервных войсках. 6 августа 1945 года вспыхнула война с Японией. Советские вооруженные силы (и мой отец в их составе), начали боевые действия в Китае, Северной Корее… Уже позднее к ним подключились американцы. Отец был ранен, лечился в госпитале. Службу закончил санитаром. Вернулся после окончания войны домой. Поступил учиться в Месягутовское педучилище, но не закончил. Надо было кормить семью, зарабатывать на хлеб. Однажды к ним в деревню приехал Кигинский театр. Выяснилось, что театру нужен актёр. Отец почитал стихи, станцевал, что умел — взяли! Ему уж тогда было под тридцать. В 1951 году театр в Кигах расформировали, актёров распределили по театрам республики. Отец поехал работать в Баймакский колхозно-совхозный целинный театр. В 1957 году стал служить в Сибайском театре. Сыграл на подмостках этого театра много ролей. Назовём лишь некоторые: «Коварство и любовь»Шиллера, «Тартюф» Мольера, «Молодая гвардия» Фадеева, «Хакмар» С.Мифтахова, «Он вернулся» А.Атнабаева и др.
Был удостоен почётных званий заслуженный артист БАССР (1971), народный артист БАССР (1978). Отца нет с нами с 1990 года.

 

 

О деде – ИБРАГИМОВЕ ФАЗЛЫАХМЕТЕ МИНДИЯРОВИЧЕ рассказывает заслуженная артистка Башкортостана ГУЛЬНАРА АМИРОВА

«Мой дед, Ибрагимов Фазлыахмет Миндиярович, был председателем колхоза, активным строителем сельской жизни тех времен, отцом двух маленьких детей. Ушел на фронт в числе первых, в 1941 году. Воевал под Ленинградом, был тяжело ранен, полгода лежал в госпитале при смерти, выжил. Его комиссовали по состоянию здоровья, и он вернулся в 1943 году, и был одним из единственных мужчин на селе, кто тянул колхоз в непростое военное время. После войны у него родились восемь детей, моя мама пятая дочь в семье. Был человеком спокойным, порядочным, предельно выдержанным, немногословным».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О деде — МУХАМЕТОВЕ ФАДИЛЕ МУХАМЕТОВИЧЕ  рассказывает народная артистка Республики Башкортостана САРА БУРАНБАЕВА

«В селе Ураз Учалинского района в 1911 году родился мой героический дед Фадил. О его мастерстве вождения трактора в колхозе «Красный маяк» ходили легенды — такой он был умелец- тракторист, один из лучших в округе. К тому же и музыкант знатный — играл на скрипке так, что все заслушивались. Началась Великая Отечественная война , многие сельчане получили повестки на фронт. А деду полагалась бронь — трактористы остро требовались тылу. У деда уже была славная военная биография, он участвовал в войне с финнами, вернулся живой-здоровый, овеянный славой. Но характере его был таков, что он П не мог оставаться в тылу, когда враг терзал родную землю. Вот и ушел на фронт весной 1942 года вместе со своим трактором НАТИ. По преданию, чтобы вернуться домой, нужно было трижды обернуться возле калитки… Однако, родные места деду больше не довелось увидеть: в тридцать два года он остался лежать на полях сражений. Дед перевозил на тракторе военное оборудование. Его смерть своими глазами видел один из воинов — в трактор попала мина. Так 11 июля 1943 года дед пал смертью храбрых под деревней Янская Слобода близ города Орла. Там его и схоронили в местечке близ двух берез».

 

 

 

 

О деде — ЯРУЛЛИНЕ ХАЙБУЛЛЕ ЯРУЛЛИНОВИЧЕ рассказывает РУСЛАН ГАЛИМОВ

«Мой дед родился в революционном 1917 году в деревне Ахуново Салаватского района. До войны работал председателем колхоза, имел троих ребятишек — мою маму и её братьев — Хамидуллу и Дима. Когда дед уходил на фронт, старшей его дочке было всего шесть лет. Забирали на войну самых трудоспособных, тех, кто мог поднять и обеспечить будущее села, трудиться на его благо. Дед Хайбулла воевал с врагом в 112 Башкирской кавалерийской дивизии. В этом легендарном войске было много таких настоящих отважных парней, не жалевших себя в борьбе с врагом. Моего деда — старшего сержанта Хайбуллы Яруллина — не стало 6 июля 1942 года. Моей маме тогда было 8 лет».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Об отце — ИРСАЕВЕ ИСХАКЕ ШАРИФУЛЛОВИЧЕ рассказывает народная артистка России, Башкортостана и Татарстана, Лауреат Гос. премии РБ имени Салавата Юлаева НУРИЯ ИРСАЕВА

«В вечной памяти — два участника Великой Отечественной войны, близкие мне люди — отец и его брат, мой дядя. Учитель биологии Абубакир Шарифуллович Ирсаев ушёл на фронт в самом начале войны и погиб за несколько дней до её окончания — 6 мая 1945 года. Отца — Исхака Шарифулловича призвали в 1942 году: в первые девять месяцев у него была бронь. На станции Абдуллино новобранцы прошли месячное обучение, откуда их отправляли на фронт. Отца забрали в марте, а 13 октября 1942-ого года родилась я. Когда мне исполнился год с небольшим и я только начала говорить, меня вся деревня в шутку спрашивала: «Когда вернётся твой отец?» Я серьёзно отвечала: «послезавтра».

Служил отец в артиллерийском полку, был на передовой, воевал на Украинском фронте, потом попал в окружение и плен. Он рассказывал, как в украинской деревне украинки подходили к фашистам и, указав на кого-нибудь из пленных, заявляли, что это муж. Тогда немцы освобождали пленного, но он автоматически становился фашистским холуём. Мой отец отказался от предложения украинки и ушёл с пленными. Этапировали их в один из самых страшных концлагерей Дахау. Там он и находился до конца войны. Пленных Дахау освободили американцы в 1945 году. Янки уговаривали отца уехать в Америку, а немцы — остаться в Германии, объясняя, что всё равно они будут изгоями в своей стране, что плен им не простят и, что они будут считаться предателями, изменниками Родины. Мой отец отказался и на этот раз.

Советские солдаты этапировали пленных в Донбасс, в советский лагерь, на ручную добычу угля. По сравнению с Дахау, говорил отец, работа и жизнь на шахте казалась раем. Как бы ни была тяжела работа, кормили их неплохо, условия жизни были терпимы. В 1946 году отец приехал домой, но только на побывку: отпустили с уговором, что заберёт семью и вернётся в Донбасс. Мне исполнилось тогда 4 года. Помню его возвращение: весна в самом разгаре, разлилась наша речка, кругом бездорожье, отец шёл тропами через горы. Я увидела, как мои сестры побежали к горе, села во дворе на скамейку и не могу сдвинуться с места. Ворота открылись, отец подошёл, взял меня на руки и поднялся в дом. И сразу стало людно, все односельчане собрались посмотреть на него. Помню, как мама хлопотала у печи, блины пекла, помню ее пылающее от счастья лицо: ей было тогда 38, а отцу 40. Отец вернулся одним из последних, в 1946-ом уже никого не ждали. Он с интересом рассказывает односельчанам что-то, а я сижу на его коленях и не тороплюсь обнимать: с интересом изучаю его лицо, волосы, одежду … Боюсь упасть, жду, когда же он меня отпустит. Тогда мне отец не понравился: я почувствовала, как зародилась во мне ревность — почему всё внимание не мне, самой маленькой? Он тогда привёз нам подарки. Но я запомнила на всю жизнь его шахтёрские галоши, со специальными выемками на подошве. Мы называли их «Шахтерские ката» — они так хорошо скользили по льду, что мы научились стоя спускаться с горы, да так стремительно и далеко, что завидовали все деревенские дети. Отпуск закончился, отец стал собираться обратно. Но колхозные руководители в один голос уговаривали остаться, уверяя, что договорятся с начальством, мол и в колхозе работники нужны. И он остался. Но вскоре из города за ним пришла милиция со строгим вопросом, почему вовремя не отбыл. Отец заикнулся было о колхозе, но был арестован в тот же день. Потом спустя некоторое время арестованные этапом прошли через нашу деревню в город Белебей. Помню, среди арестованных было много женщин: в то время женщина-мать была и за мужика, и за кормильца, и за решёткой их было больше: мужчин-то не осталось после войны. Этап остановился в нашей деревне, мама опять готовила, хлопотала, но милиционеры не позволили отцу войти в дом и поесть. Согнали всех и повели в Белебеевскую тюрьму.

Сидит отец в тюрьме, а мать обивает пороги учреждений. Кто-то надоумил маму обратиться в инстанции, да не с пустыми руками, а принести кому гуся, кому мёда … И в самом деле, вскоре освободили отца и он вернулся домой. Вот тогда я была по- настоящему счастлива, что у меня есть отец. Он начал работать в колхозе, в магазине, но вскоре отстранили его от ответственной работы — сказался плен.

Послевоенные годы были очень тяжёлыми. Через год родилась моя младшая сестрёнка. Потом в 1952 году родился наш самый младший братик. Отец нам, детям, ничего не рассказывал о военных годах. Только потом, когда уже отца с нами не было, мама рассказала, как отец в Дахау трижды был на волосок от смерти. Немки из близлежащих домов делали вид, что выливают помои, а сами специально поближе к колючей проволоке бросали еду. И когда не видели охранники, пленные могли взять. Однажды, когда отец протянул руку за ограду, его заметил охранник и напустил на него овчарку. Огромная собака мигом нагнала его, отец повернулся лицом к ней, и когда собака поставила передние лапы ему на плечи, отец посмотрел прямо в глаза овчарки… Так они стояли несколько секунд, отец не отрываясь смотрел в глаза собаке. И вдруг, она шумно выдохнув ему в лицо, опустила лапы, повернулась и побежала к охраннику. Он на всю жизнь запомнил, как обжигает лицо дыхание огромной овчарки. Во второй раз, весной, пленных выпустили на прогулку, когда на дворе уже зеленела трава. Пленные кинулись её есть, а друг отца по лагерю держал его за руку — не пускал. Те, кто ел, корчась от невыносимой боли, умирали прямо на глазах. В третий раз, когда отца направили в город развозить на тележке продукты в магазины, в момент, когда он остался без сопровождающего охранника, на него напали местные немцы и растащили продукты. Отец рассказывал, как ему уже накинули петлю на шею, и тут население заступилось за него.

Отца не стало в 82 года. Все свои последние дни он вспоминал, как в холодные и голодные ночи молился в Дахау, просил у Всевышнего встречи с родными, возможность умереть на Родине».

 

 

 

Об отце — ШАРАФУЛЛЕ КУРБАНГАЛЕЕВЕ рассказывает народная артистка РБ, заслуженная артистка РФ  СУФИЯ КУРБАНГАЛЕЕВА

«Война закончилась в мае 1945 года. А отец вернулся с фронта в октябре 1946-го. Шёл к дому, и мать его сразу узнала. Мне это рассказали сестры-братья, которых в нашей семье было много — восемь человек. Я-то родилась уже после возвращения отца с фронта. Он был необыкновенным человеком, до войны работал первым секретарём райкома Белорецкого района. Там нас война и застала. И провожая отца на фронт, мама, уроженка Ишимбайского района, попросила его: «Отвези нас туда». Так наша семья оказалась в этих краях.
Однажды мама поехала в Стерлитамак навестить отца, проходившего там военную подготовку перед отправкой на фронт. А там такая тьма народу! Вспоминала, как стояла и плакала, что не увидит отца и не попрощается. И тут вдруг заметила родной затылок — только у нашего отца он был такой своеобразной формы — и крикнула, что есть мочи: «Шараф!».

Отец пришёл с фронта поздно — его задержала Прага, где он работал комендантом. Сколько помню, ему всегда было присуще повышенное чувство справедливости. Рассказывал, как брали Сталинград. И как он, выйдя прогуляться по освобождённому городу, услышал, как его окликнули с другой стороны улицы. Обернулся и увидел своего односельчанина — Героя Советского Союза Гали Бердина! Обнялись крепко, по-мужски.
Мне шёл семнадцатый год, когда отец ушел из жизни. Был ещё не стар — всего-то 65 лет. Но сказались тяжёлые контузии, многочисленные раны. Он ведь ещё мальчишкой видел войну 1914 года, его тогда пристроили смотреть за конями, а он сбежал. Потом в нашей стране произошла революция. А в середине жизни выпало ещё и испытание Великой Отечественной войной. Отец похоронен в селе Байгужа Ишимбайского района. Заслуженный человек, верный сын своего Отечества. Мой дорогой и любимый папа».

 

 

 

 

Об отце — ГУМЕРОВЕ ИБРАГИМЕ ИСМАГИЛОВИЧЕ рассказывает народный артист Республики Башкортостан ИЛЬДАР ГУМЕРОВ

«Мой отец, Ибрагим Гумеров, ушел на фронт в первые дни войны. За рулем довоенной машины -полуторки, на которой работал в колхозе, он и уехал воевать с фашистами. Воевал на Ленинградском и Волховском фронтах. Невозможно представить себе историю ленинградской блокадной эпопеи без знаменитой «Дороги жизни» ─ автомобильной магистрали, проложенной по льду Ладожского озера. Среди водителей полуторок был и Ибрагим Гумеров.
Дорога жизни с 12 сентября 1941г. по март 1943 г. связывала блокадный Ленинград со страной. Работа водителей на этой дороге была смертельно опасной: приказ двигаться с выключенными фарами, непрочный лед Ладоги, постоянный обстрел и бомбёжка немецкой артиллерии и авиации. Тем не менее, общее количество грузов, перевезённых в Ленинград по «Дороге жизни» за весь период её действия, составило свыше 1 млн 615 тысяч тонн; за это же время из города было эвакуировано около 1 млн 376 тысяч человек. Ибрагим Гумеров, мой отец, участник Великой Отечественной и Финской войны, вернулся с фронта в начале сентября 1945 года. Награжден «Орденом Красной Звезды», медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», юбилейными медалями. Медаль «За оборону Ленинграда» нашла его после войны. Умер 17 августа 1994 года в возрасте 84-ех лет. Как и все прошедшие через ад войны, не любил вспоминать, но говорил, что до конца жизни он не смог забыть глаза ленинградских детей».

 

 

 

 

 

О деде ─ МАЛИКОВЕ МУХАМЕТШЕ РАХИМЬЯНОВИЧЕ и свёкоре ─ КУТУШЕВЕ РАМАЗАНЕ НУРГАЛЕЕВИЧЕ рассказывает народная артистка Башкортостана ГУЗЯЛЬ МАЛИКОВА

Мой дед, Маликов Мухаметша Рахимьянович, 1906 года рождения, ушёл на фронт из Баймака в первые же дни войны. Воевал в 275-ом кавалерийском полку. Красноармец-кавалерист Маликов Мухаметша погиб в декабре 1942 года. Похоронен в Ростовской области Чернышевского района близ хутора Русаково. После того, как была получена похоронка, пришло письмо. Оно было написано на непонятном языке. Солдатский треугольник, написанный верным боевым другом, до сих пор хранит тайну гибели и последних прощальных слов моего деда. Моя бабушка Киньясултан всю жизнь хранила это письмо и передала нам — его потомкам. Вспоминала о дедушке,как о человеке принципиальном, честном и трудолюбивом. До войны Маликов Мухаметша Рахимьянович был основателем и первым председателем колхоза, в составе делегации ездил на партийный съезд в Москву. У каждой эпохи есть свои просвещенные личности. К их числу относился и мой дед.

 

 

 

 

 

А мой свёкор — Кутушев Рамазан Нургалеевич — 1924 года рождения, был мобилизован в ряды Советской Армии в августе 1942 года. Он ушёл по призыву из деревни Карайган Урман-Бишкадакского сельсовета Ишимбайского (тогда Макаровского) района Башкирской АССР. С сентября 1942 года по февраль 1943 года обучался в Севастопольском училище зенитной артиллерии (в годы войны оно было эвакуировано в Уфу и размещалось на углу улиц Революционной — К.Маркса). В марте 1943 был направлен в распоряжение 20-ой кавалерийской дивизии, действовавшей в составе Брянского фронта. А с конца 1943 года служил в зенитно-артиллерийском полку этой дивизии, где прошёл путь от командира огневого взвода до командующего взводом управления и зенитно-пулемётной ротой. В составе войск Брянского, Белорусского, I-го Белорусского фронтов прошел свой славный боевой путь, начиная с Орловско-Курской дуги, дошёл до Берлина. Имеет три ранения и две серьезные контузии. Победа над фашистской Германией застала его 21-летним, но уже многое повидавшим молодым человеком. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, восемнадцатью медалями Советского Союза, в том числе «За Победу над Германией», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и т.п.

В апреле 1947 года Р.Н.Кутушев был демобилизован из рядов Советской Армии.
В мирной жизни он работал в аппарате Президиума Верховного Совета Башкирской АССР в качестве консультанта-переводчика, в газетах «Совет Башкортостаны», «Кызыл тан». Рамазан Нургалеевич — преподаватель, кандидат философских наук, им опубликовано свыше 60 научных работ. За заслуги в области культуры Президиумом Верховного Совета Башкирской АССР Указом от 27 сентября 1982 года ему присвоено почетное звание «Заслуженный работник культуры Башкирской АССР».

В настоящее время Кутушев Рамазан Нургалеевич занимается творческой деятельностью, автор мемуаров, военно-полевых романов, выпустил семь книг, публикует статьи в СМИ, выступает на радио и телевидении.

 

 

 

 

О деде –  ЮНУСОВЕ АЗНАГУЛЕ МИННИГУЛОВИЧЕ и о дяде, фронтовике Каримове Зиннате Рахметовиче рассказывает композитор, руководитель музыкального отдела БГАТД им. Мажита Гафури, заслуженный деятель искусств РБ УРАЛ ИДЕЛЬБАЕВ

Мой дед, Азнагул Миннигулович Юнусов, родился в 1912 г. в деревне Сарышево Альшеевского района. Он участник двух войн: в 1939 г. воевал с белофиннами, вернулся с ранением ноги. Когда началась Великая Отечественная война, ушли на фронт три его родных брата – Муллагул, Байрамгул и Миннибулат Юнусовы. Ушли все мужчины призывного возраста защищать Родину, а ему, почему-то, повестки не было. Сначала он думал, что причина кроется в ранении на финском фронте. Но рана уже не беспокоила, и он сам, добровольцем, пришел в районный военкомат за повесткой. Оказывается, простой деревенский парень не знал, что, вернувшись с Финской войны, он должен был встать на учет в военкомате.
Его, как опытного солдата, сначала отправили в. поселок Алкино под Уфой (там находился военный лагерь) обучать новобранцев военной подготовке. На передовую он попал в начале 1942 года, воевал на Украинском фронте пулеметчиком, связным, участвовал в освобождении Киева. Мой дед Азнагул, как и многие фронтовики, о войне вспоминать не любил, даже кинофильмы на эту тему не смотрел. Иногда встречались ветераны, вернувшиеся с войны односельчане, и вместе вспоминали о потерях и особо тяжелых и невероятных случаях военных будней. Из своей деревни он особенно дружил с Тимергали-бабай. Все родственники знали об их невероятной встрече на фронте: …идут ожесточенные бои за взятие оккупированного немцами райцентра. От взрывов снарядов, мин, бомб грохочет небо, гудит и дымится земля. Под криками командиров бойцы бегут вперед, стреляют, падают… Санитары оказывают помощь раненым. Командир, увидев рядового Юнусова, которого ранило в плечо, приказывает:


— Ты можешь ходить, добирайся до санчасти сам. Она за этим мостом.

 

Азнагул Юнусов бежит в сторону моста. В это время по мосту проходит строй солдат — пополнение. Увидев их, раненый Азнагул крикнул:


— Есть ли кто-нибудь из Башкирии?


Контуженный, истекающий кровью наивный солдат! Кто же услышит тебя в такой час? Идет смертельный бой, для многих солдат — это последняя схватка. Но на свете, оказывается, бывают чудеса. Из толпы выходит маленького роста солдат и кричит, стараясь приглушить гул снарядов:


— Я из Башкирии!


Азнагул ошарашен: он не ждал и не верил, что кто-нибудь откликнется в такой ситуации. А перед ним стоял односельчанин Тимергали Валиахметов. Но он не узнал в испачканном кровью и землей солдате своего земляка Азнагула. Раненый обнял его со слезами:


— Я Азнагул. Если кто-нибудь из нас останется в живых и вернется домой, то расскажет родным о нашей встрече!

Но колонна уже уносит солдата, вперед, в бой. Если бы на секунду разминулись, если бы один не крикнул, другой не откликнулся — им никогда не узнать, что воевали рядом. А так, возможно, одному повезет — вернется домой и расскажет об этой встрече родным, и останется внукам, правнукам в наследство воспоминание о деде.

Мой дед, Азнагул Миннигулович Юнусов, вернулся домой в конце 1944 года с медалями, но больной и израненный. Он был ранен восемь раз.

— Это только счет тяжелым ранениям,— уточнял он. К его возвращению от септической ангины умерли двое маленьких сыновей и отец. Не суждено было вернуться двум братьям из тех трех, которые ушли в первые дни войны.

В мирное время дед был настоящим тружеником: работал в колхозе и животноводом, и строителем, и полеводом. Вместе с бабушкой Хумайрой Сафиевной всех своих, рожденных после войны, семерых детей воспитали порядочными, образованными, трудолюбивыми людьми. Четверо их сыновей отслужили в армии, выросли 17 внуков, подрастают и правнуки.

Ушел дедушка в 70 лет, в 1982 году, похоронен в родной деревне. В моей памяти он сохранился добрым, заботливым, скорым на помощь и советы дорогим человеком.

 

Мой дед по отцу Идельбаев Хамза Хусаинович, 1884 года рождения, к началу Великой Отечественной войны был в непризывном возрасте. Зато принимал участие в Первой мировой и гражданской войнах. Всю жизнь проработал лесником, а эта должность считалась в те годы самой престижной в уральское тайге, где находится малая родина моего отца – деревня Ишбирды Баймакского района. Дед был уважаемым человеком во всей округе. Через Ишбирды тогда проходила центральная дорога через башкирское Зауралье в сторону Оренбурга, Мракова и Уфы, и в доме деда часто останавливались на ночевку знатные люди. По воспоминаниям моего дяди Идельбаева Галиммьяна Зариповича, дом Хамзы навещали Хабибулла Габитов, Шаихзада Бабич, Заки Валиди, промышленники Рамиевы и др.
У Хамзы Хусаиновича было девять детей. Самый младший – Мирас Хамзович, 1945 года рождения. Самый старший – Максют Хамзович, 1927 года рождения, был призван в 1944 году, попал на Черноморский флот, служил подводником, но воевать ему не пришлось.
Участником Великой Отечественной войны был родной шурин Хамзы, мой дядя Каримов Зиннат Рахметович. Его призвали 18 августа 1942 года, ему тогда было семнадцать лет. Служил моряком на Тихоокеанском флоте, участвовал в 1945 году в войне против Японии. До этого, будучи моряком, мичманом, старшиной и младшим офицером военного крейсера, через мировые океаны объездил почти весь мир. Особенно часто приходилось отправляться через Тихий, Северный Ледовитый и Атлантический океаны в Америку, к нашим союзникам по боевым заданиям. Не один раз довелось ему быть свидетелем гибели других наших кораблей, подрываясь на вражеских минах. В войне СССР с Японией с 9 августа по 2 сентября 1945 года дядя Зиннат принимал участие в морских сражениях.
Хотя наша страна победила в Великой Отечественной и во Второй мировой войнах, фронтовики еще не скоро возвратились в родные края. Мой дядя после Победы бороздил просторы океанов еще целых пять лет. Демобилизовался лишь 15 февраля 1950 года.
Обо всем этом я неоднократно услышал из уст самого дяди.
Вернувшись домой, он ненадолго задерживался в Ишбирдах. Осенью того же года стал студентом уфимского геолого-разведочного техникума. По сути, он стал первым человеком из родной деревни в глухомани, получившим специальное образование в столице. После окончания техникума на всю жизнь остался в Уфе. Работал геофизиком, постоянно повышал квалификацию, окончил трехгодичный высший курс Университета марксизма-ленинизма при уфимском горкоме КПСС. В летние времена ежегодно выезжал на геологические экспедиции в различные регионы Урало-Поволжья. Ему приходилось проводить разведочные работы даже на Байконуре.

Благодаря дяде Зиннату мой отец в юном возрасте оказался в Уфе.
Я с детства помню, как мы часто общались с его семьей. Бывало, вместе отдыхали у озера Талкас. Он был заядлым рыбаком и охотником. Дядя Зиннат и я родились в один и тот же день – 15 декабря. Когда впервые оба узнали об этом, он мне, дошкольнику, подарил добротные шахматы. Обычно каждый праздник провожали вместе. Однажды он рассказывал, как во время войны в Америке один старший офицер подарил ему дорогие швейцарские часы.

Фронтовика Каримова Зинната Рахметовича не стало в 2002 году в возрасте 77 лет. Жена Фануза и дочь Эльвира с семьей в настоящее время живут в г. Туапсе
Мой дядя был весьма интеллигентным человеком. Он любил литературу и искусство, у него была домашняя библиотека с произведениями классиков мировой литературы. Многие писатели, музыканты, актеры, художники были его близкими знакомыми, среди них – Бахти Гайсин, Фарида Кудашева и многие люли искусства его поколения. Он с супругой Фанузой Валияновной не пропускали ни одного спектакля из репертуара нашего театра…

 

 

 

Об отце — ГАЗЗАЛИ ГИМАЗЕТДИНОВИЧЕ УТЯШЕВЕ рассказывает
народный артист России и Башкортостана, Лауреат Гос. премии имени Салавата Юлаева ХУРМАТУЛЛА УТЯШЕВ

Мой отец родился 10 февраля 1909 года в деревне Каримово Хайбуллинского района. Был третьим ребёнком в семье. Когда ему исполнилось девять лет, отец с матерью один за другим оставили этот мир, осиротив пятерых детей.
Подрастая, отец добивался побед в соревнованиях по борьбе, никому не уступал первенства.

 

Старики говорили: «Этому ребёнку нужно уделять внимание». Слава Газзали-батыра разошлась по Хайбуллинскому, Зилаирскому, Баймакскому районам, дошла до Оренбурга. В 16 лет в большом состязании он сумел побороть одного за другим пятнадцать человек. Привёл в изумление всю собравшуюся на майдане публику. И боясь сглаза, родственники молодого бойца взяли за правило после боя заворачивать его в ковёр.
В 1930 году отец женился на Минлебике Козабаевой из Акъяра. В семье родилась дочь. Но в годы войны жена, захворав, умирает. С 1932 по 1935 годы отец служит в кавалерии. А с началом Великой Отечественной войны 24 июня 1941 года уходит на фронт. В ходе войны получает несколько ранений, бывает контужен, лежит в госпиталях. После чего вновь отправляется на фронт. Наконец, весной 1946 года с грудью, полной орденов и медалей, возвращается в родные края. Женится на Зайнаб Мамбетовой из деревни Калтай (Сагит), и они вместе воспитывают восемь детей.

В послевоенные годы отцу довелось восстанавливать колхозное дело: долгие годы он работал бригадиром. В память о его самоотверженном труде односельчане называли новую пахоту в его честь. И до сегодняшних дней она зовётся «землёй Газзали».
Отец не любил рассказывать о трудностях и лишениях военного времени. Однажды на сабантуе он сломал ребро. И потому решил взять меня, десятилетнего пацана, на подмогу. В четыре утра стадо отправлялось на пастбище, и только с закатом возвращалось. Вот в эти часы и доводилось слышать его рассказы о войне:
— Конная дивизия выходила из окружения. В ногу моего коня угодила мина, он захромал. Поняв, что он не сможет бежать, я огляделся. Вижу- прямо навстречу мне бежит конь без всадника. Я и вскочил на него. Так и вышел из окружения. Уже потом выяснилось, что это был фашистский конь: в пристёгнутой сумке хранились документы (их я доставил в штаб). А себе оставил портмоне. Оно и сейчас лежит на дне сундука, ты его видел… А больше с фронта я ничего не привёз. Некоторые срывали часы с рук мертвецов, забирали разные мелочи. А я почему живой—здоровый вернулся с войны, притом, что не раз встречался со смертью лицом к лицу? А всё потому, что ни разу не позарился на фашистское добро. А ведь были такие, у кого на запястье красовались по нескольку трофейных часов. Так и погибали с награбленным. Я считаю, что присваивать собственность падших — дурное дело. А то портмоне мне ведь досталось с живого коня — типа трофейного подарка…
Однажды нас направили в разведку. Пять солдат вместе с командиром. Но мы попали в засаду и не смогли выполнить задание. Командир и двое солдат погибли. А остальные, хоть и раненные, но смогли вернуться в свою дивизию. Но самое страшное было впереди. Выяснив, что трое погибших — русские, служба НКВД развернула против нас дело: обвиняла в том, что мы струсили и погубили своих. Уже и приказ о расстреле был подписан, и нас вывели на расправу. Перед нами выстроился строй бойцов. Зачитали приговор. Но тут раздался голос: «Стойте, не стреляйте!» Оглянулся и увидел, что кто-то приближается из леса. Оказалось, что это один из трёх, кого мы считали погибшим. Раненный, но сумевший найти силы, чтобы вернуться в часть и рассказать, как было дело. Если бы он пришёл несколькими минутами позже, нас бы уже и в живых не было. Меня от смерти хранили вера, бескорыстие и умение в тяжёлые времена собираться с духом.
Если Газзали-батыр вышел впервые на майдан в 15 лет, то последняя его победная встреча состоялась, когда ему стукнуло 62. Отца не стало 5 апреля 1977 года, когда ему исполнилось 67 лет. На его могильном камне начертано: «Никогда моя спина не касалась земли на майдане…» В деревне до сих пор вспоминают о его недюжинной силе, как он поднимал уставших лошадей и выручал из грязи застрявшие машины…
Отца — батыра и ветерана войны — не забывают в его деревне. С 1992 года в Хайбуллинском районе проводятся соревнования на приз Газзали-батыра между школьниками, а также республиканские состязания по национальной борьбе куреш среди взрослых. Одна из улиц Акъяра названа именем Газзали Утяшева.
Как-то они с другом детства — ветераном войны Миннуром Салаватовым — договорились, выйдя на пенсию, бегать наперегонки. И вот однажды сельчане наблюдали картину: два босых, с непокрытой головой пенсионера бегут по сельской улице. К финишу два фронтовика пришли одновременно! Вот что значит фронтовая солидарность!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О деде — ДИНМУХАМЕТОВЕ ЗАЙНУЛЛЕ ЗУЛЬКАРНАЕВИЧЕ
рассказывает заслуженная артистка РБ РАЗИФА ДИНМУХАМЕТОВА

Мой дед — Зайнулла Динмухаметов — родился в 1911 году в деревне Сафарово Учалинского района Башкирии. Семья из трех человек проживала , как все деревенские люди, пока в 1920-21 годах не случились страшная засуха и свирепствующий голод. Спасаясь от голодной смерти отец, мать и девятилетний Зайнулла уехали в город Златоуст Челябинской области. Только спустя годы им удалось вернуться в родные края.
Зайнулла начинает трудовую жизнь на золотых приисках (их тогда в районе было немало, и многие крестьяне были заняты в этом деле). В его биографии есть и факты участия в Финской войне. После возвращения с неё он продолжает работу на прииске, откуда и призывается на фронт с началом Великой Отечественной войны. Его в числе других, уже в полном военном обмундировании, отправили 25 июня 1941 года на пяти грузовиках, позднее они продолжили путь на поезде. На войне дед дослужился до лейтенанта, командовал взводом. На каких фронтах воевал, мне неизвестно. Письма деда с фронта не сохранились, родители знали немного подробностей. Но память о деде жива, вспоминаем о нём с гордостью и теплотой.

 

 

 

 

 

О деде — МУНИРЕ КАБИРОВИЧЕ КАБИРОВЕ рассказывает Лауреат Государственной республиканской молодежной премии РБ им. Ш. Бабича АРТУР КАБИРОВ

 Мой дед родился ещё до революции — 5 июля 1912 года — в деревне Мяржамгулово Дуванского района. Работал на комбайне. А когда началась Великая Отечественная война, ему выдали бронь. Потому что механизаторы были в большой цене, и заменить их было некому. Дед с первых дней войны учил водить комбайн женщин, пока в 1943 году его не забрали на фронт. Воевал на Первом Украинском, войну закончил в Праге. Был станковым пулемётчиком, командиром отделения. Вернулся в декабре 1945 года в сержантском звании. Имел два ранения — в плечо и лицо. С фронта его встретила дружная семья. У деда было восемь детей, в том числе и мой отец Зиннур — продолжатель фамилии. Деда не стало 27 марта 1996 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О деде – ШАМСУТДИНОВЕ ЗАЙНУЛЛЕ АИТБАЕВИЧЕ рассказывает артист театра АЙДАР ШАМСУТДИНОВ

Мой дед – Шамсутдинов Зайнулла Аитбаевич, родился 20 мая 1918 года в Архангельском районе БАССР. В 1938 году был призван в ряды Красной Армии. Служил на Дальнем Востоке в артиллерии. Осенью 1940 года демобилизовался и уехал в город Ташкент, где работал на кирпичном заводе. В июне 1941 года согласно указа с началом войны был мобилизован в Красную Армию. Воевал в гаубичном артиллерийском полку на Северном Кавказе. Был ранен и после госпиталя попал в 5-ю гвардейскую танковую бригаду, в составе которого прошел всю Отечественную Войну.

Войну закончил в Праге в Мае 1945 года. Участвовал в Параде Победы 24 июня 1945 года на Красной Площади в составе сводного полка 4-го Украинского фронта. Во время подготовки к параду они жили в здании школы расположенной на улице Мукомольный проезд Краснопресненкого района Москвы. Вместе с ним принимали участие Немичев Николай Яковлевич, Могильный Александр Тихонович.

Мой дед был награжден орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией». После войны служил в Венгрии и демобилизовался весной 1946 года. После демобилизации вернулся в г. Магнитогорск где жил и работал до 1955 года. Потом вернулся в Башкирский АССР. Женился и вырастил 2-х сыновей. Умер 5 августа 1982 года.

 

 

 

 

О деде — ИСМАГИЛОВЕ КЫЛЫСБАЕ АЕТБАЕВИЧЕ помощник художественного руководителя ЗИЛЯ БАЙМУРЗИНА

 Мой дедушка родился 20 декабря 1924 года в деревне Каварды Гафурийского района. Вместе с братом-близнецом Кулсыбаем они ушли на фронт совсем молоденькими, семнадцатилетними пареньками. Прошли всю войну, дедушка несколько раз был ранен. В 1944 году во время одного из страшных боёв прямо на его глазах погиб брат-близнец Кулсыбай. Это стало страшным ударом для деда, ведь известно, что между близнецами существуют особенные отношения, их связывают невидимые нити.
Дедушка воевал на Белорусском фронте, Курской дуге, принимал участие во взятии Кенигсберга. День Победы он встретил в Германии. Ещё два года — вплоть до 1947 — продолжал там службу. Награждён орденами Красной Звезды, Трудовой Славы, медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». После войны до заслуженного отдыха дедушка служил в правоохранительных органах города Салавата. Даже будучи на пенсии, участвовал в рейдах по охране правопорядка.

Имел заслуженное звание «Почётного гражданина города Салавата».
Мы все нежно любили дедушку, с уважением относились к его героическому прошлому. Его не стало 17 февраля 2005 года.

 

 

 

Об отце — АГЛЯМЕ АБДУЛЛОВИЧЕ САФИНЕ рассказывает заместитель директора по основной деятельности, заслуженный работник культуры РБ РАДИК САФИН

Мой отец Аглям Сафин родился 5 апреля 1915 года Отец служил в Тихоокеанский флоте и вернулся осенью 1940 года. В мае 1941 года он прошёл переподготовку. Вскоре грянула война и в первые же её дни отец ушёл на фронт. Начал войну на Втором Волховском фронте в составе 54-й армии. В ноябре 1941 года отец принимал участие в параде на Красной площади, откуда войска сразу отправлялись на фронт. Отец попал на Ленинградский фронт, где служит водителем сначала грузовой, затем легковой машины, которая возила командира части. Работал на «дороге жизни», снабжавшей блокадный Ленинград. Отец получил несколько ранений: одна пуля попала в ногу, а вторая ранила руку… «Всего отец был ранен четыре раза», — вспоминает Радик Сафин. Одно из ранений Аглям Сафин получил в Кенигсберге (ныне Калининграде), после чего был направлен в госпиталь. Здесь он и встретил Победу.
Аглям Сафин известен как участник обороны Ленинграда, имеет награды «За боевые заслуги» и другие. «Отец рассказывал, как во время форсировании реки он оказал помощь пострадавшему от взрыва офицеру,»— вспоминает Радик Аглямович. — Чтобы остановить сильное кровотечение, пришлось достать речную глину и наложить её на рану».
«Отец много рассказывал о войне, — продолжает вспоминать Радик Сафин. Ему довелось прокладывать насыпь с железными трубами, взрывать немецкие поезда, переносить тяжёлые мешки и многое- многое другое…»
В воспоминаниях Радика Аглямовича отец навсегда останется интересной личностью и хорошим собеседником: свободно — устно и письменно — владеющим арабским языком. Человеком, который не боится говорить правды и быть справедливым. «Он был чрезвычайно одарён творчески — прекрасно пел, умел играть и на гармошке, и на скрипке», — восхищается отцом Радик Аглямович. Молодёжь из старой Уфы и Нижегородки узнавала отца по звучанию его инструмента.
В этом году Агляму Абдуловичу Сафину исполнилось бы 104 года!

 

 

О деде – МУХУТДИНОВЕ ФАТКУЛЛЕ ХУБУТДИНОВИЧЕ рассказывает помощник художественного руководителя театра, заведующая Музеем истории театра ЭЛЬВИРА АБДРАКИПОВА

Мой дед – Фаткулла Хубутдинович Мухутдинов – родился в самом начале двадцатого века – в 1901 году в деревне Юлуково Гафурийского района нынешнего Башкортостана. Принял участие в Гражданской войне. Их, мобилизованных молодых парней, отправили на подавление басмаческого движения в районе Каспийского моря. В 1924 году, после установления советской власти в Средней Азии, башкирских солдат отправили в родные края. Приехав домой, услышал страшную правду о своей семье. Мать и отец умерли от голода. Из девяти его сестренок и братишек выжили лишь двое. В те годы численность башкирского населения сократилась с двух миллионов человек (1913 год) до 600 тысяч (1926 год).

Фаткулла Мухутдинов принял активное участие в коллективизации. Но политика властей нравилась не всем, ведь пострадали не только противники новой жизни. Даже много лет спустя находились люди, которые с укором смотрели на комсомольцев, говорили, что слишком уж рьяно помогали они безбожникам.

Когда началась война, ветеран гражданской войны Фаткулла Мухутдинов добровольно ушел на фронт. Сражался он в рядах знаменитой 112-й башкирской кавалерийской дивизии. Был награжден Орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу» и еще тремя боевыми медалями.

Как-то под новый год группа башкирских солдат, переходившая через дорогу, попала под кинжальный пулеметный огонь. Фаткулла Мухутдинов, будучи командиром отделения, шел первым, в метрах трех от остальных. Он не пострадал. Подполз к кирпичному дому и занял позицию за кучей битого кирпича. Осмотревшись, заметил, что у дома напротив стоит машина. Потом из помещения начали выбегать немцы. Фаткулла не растерялся, открыл прицельный огонь по врагу. В этой схватке меткий башкир уничтожил восемь фашистов. Метнул гранату в окно дома, и пулемет перестал сеять смерть нашим воинам.

Вдруг заметил, что какой-то немец с подбитыми ногами ползет вдоль стены, двигаясь прямо в его сторону. Фаткулла Мухутдинов успел первым направить ствол на него. Немец в ужасе поднял автомат, но Фаткулла уже нажал на курок… Немецкий солдат умер, глядя ему в глаза.

Уже после войны, в каждый новогодний вечер, отец семейства принимал «наркомовские» сто граммов и плакал…

Ну что я мог поделать? – вопрошал он. – Не убей я, он бы застрелил меня! Это война! На войне свои законы!

Мой дед участвовал в последнем бою и стал свидетелем гибели легендарного генерала Миннигали Шаймуратова. Это было 23 февраля 1943 года. По словам бывшего солдата 112-й башкирской кавалерийской дивизии Фаткуллы Мухутдинова, бойцы с боем выходили из рейда по немецким тылам. Усталые, голодные, многие больные, упорно пробивались они на восток. В тот памятный день всадники и сани с тяжелоранеными добрались до небольшого хутора. Староста селения подсказал наиболее безопасный путь для прорыва немецкой линии обороны. Но как оказалось, фашисты устроили засаду именно на том «безопасном месте», прямо за лесочком. Гитлеровский приспешник с улыбкой отправил на верную гибель множество советских солдат.

Шаймуратов получил приказ оставить раненых бойцов в хуторе и прорваться через линию фронта. Один из раненых, земляк рядового Мухутдинова просил не оставлять его. Что мог делать простой солдат против распоряжения командиров? Раненые остались, но, к великому удивлению, тот парень, земляк Фаткуллы, выжил… Потом, после войны, они молча вспоминали те страшные события.

Шаймуратов был убит одним из первых. На своем коне он галопом поднялся на пригорок и тут же был сражен немецкой пулей. Его тело наспех присыпали снегом и снова пошли на прорыв…

В 1944 году в одном из боев Фаткулла Мухутдинов был тяжело ранен осколком снаряда. Ему оторвало часть бедра и несколько ребер. После лечения в госпитале был отправлен домой. Вчерашний воин возглавил колхоз «Узяк».

Этого стройного и солидного мужчину с «буденовскими» усами в ауле уважали все, он был инициативным и очень хозяйственным руководителем. Вместе с моей бабушкой Зайнаб Талховной подарили жизнь трем детям: Фуату (1949 года рождения), Булату (1951 года рождения) и Марату (1954 года рождения) – моему отцу.